Эрик Фрэнк Рассел. Подарок от Джо





- Итак, - продолжал Куит со снисходительной интонацией, - в те далекие дни было предсказано, что скорость дегидрации дает возможность предположить, что нам осталось жить не более четырехсот тысяч лет. После этого - конец!
Фернит содрогнулся и с тоской в голосе спросил:
- Так значит мы умрем?
- Нет, нет, конечно нет, - Куит важно прошелся по огромной комнате для совещаний. Здесь, окруженная массивными научными приборами, его фигура казалась особенно внушительной. Он обладал величием, достаточным, чтобы произвести впечатление на любого простого ребенка. Но Фернит не был простым ребенком. Он был единственным сыном Повелителя, его наследником и будущим боссом Куита.
- Нет, мы не умрем, - продолжал Куит. - Наша сообразительность сослужит нам службу в нужное время.
- Но каким же образом?
Куит провел рукой по своему великолепному лбу и опустился в кресло. Как объяснить все те знания, аккуратно и благоговейно накапливаемые в течение десяти веков? Мысленно он посылал Фернита к черту, хотя внешне ему удавалось сохранять глубокомысленный вид.
- Мы пересилимся на другую, лучшую планету, - сказал он наконец.
- Но как?
- В космических кораблях.
- Что, все?
- Нет, не все. Нас слишком много, - он замолчал, подыскивая слова. - Только самые лучшие из нас. Ты и твой отец, ученые и другие, те, кто по нашему мнению наиболее приспособлены к жизни.
- А другие останутся здесь и умрут?
- Боюсь, что так.
- Используй их правильно, - равнодушно произнес Фернит. - А на той планете есть жизнь?
- Да, есть. Мы оставим часть тех существ для своих нужд и избавимся от других.
- Они также умрут?
- Скорее всего, - пообещал Куит. - Нас это мало заботит. Мы заставим очистить для нас жизненное пространство. Вот как это будет. Низшие формы жизни должны уступить дорогу высшему разуму.
- Прекрасно! - воскликнул Фернит. - Масса убийств! А это будет скоро?
- Мы еще точно не знаем.
- Но почему? Почему мы не можем начать прямо сейчас?
Куит вздохнул, оглядев приборы страдальческим взглядом.
- Да потому, что мы не можем выйти в космос без космического корабля, а у нас их нет, ни одного.
- Почему это нет?
Пробубнил что-то про себя, Куит ответил:
- Потому что у нас нет кониума.
- Какого еще кониума?
- Это специальное вещество, обладающее огромной взрывчатой силой. Это единственный достаточно мощный источник энергии, способный вытолкнуть корабль в открытый космос. На этой планете его вообще нет, ни единого грамма.
- Может быть, он есть на лунах? - настаивал Фернит.
- Сомневаюсь, - осторожно сказал Куит. - Если даже и есть, то очень немного.
- Так почему нельзя добыть его на луне?
- Потому что, дорогой мой Фернит, нам нужен кониум, чтобы долететь до какой-нибудь из лун. Мы находимся в очень трудном положении. Нам нужен кониум, чтобы долететь до запасов кониума.
Пока Фернит обдумывал эти слова, Куит его насмешливо разглядывал. Потом тот спросил:
- Если у нас его нет, откуда мы вообще узнали, что он есть где-нибудь?
- Мы вычислили его существование теоретически, выявили его свойства математически и, наконец, исследовали его спектроскопически, - продекламировал Куит.
- Что все это значит?
- Я предлагаю тебе спросить об этом у своего папаши, - отрезал Куит, теряя терпение и поспешно добавил: - Он великий и очень умный человек.
Он направился к столу.
- Пожалуйста, извини меня, я очень занят.
С большим облегчением он смотрел на бредущего к выходу Фернита. Ужасный ребенок. Как и его пронырливый, всюду вмешивающийся отец. Выбросив мальчишку из головы, он заставил себя заняться механической защитой главной батареи огромной антенны. В любом случае они должны быть всегда настроены точно на одну точку, единственную, откуда можно ждать спасения.


Ронсед пришел рано утром, залез в кресло и начал:
- Контролеры только что прислали свой отчет - НАЧАЛОСЬ!
- Ты имеешь в виду?.. - Куит пристально посмотрел на него.
- Да, они опять воюют! Я тебя поздравляю, - Ронсед залез глубже в кресло. - Прогнозисты ошиблись примерно на шесть лет. Но что такое шесть лет? В конце концов, они оказались правы.
Он взволнованно посмотрел на Куита.
- Я думаю, дальше все пойдет как надо, Небеса нам помогут, если этого раньше не сделают двуногие!
- Я всегда был пессимистом, - пробурчал Куит.
- Пессимизм здесь не поможет. Скорее всего, это непонимание своих противников.
- Единомышленников, - поправил его Куит.
- Противников, - повторил Ронсед. - Никто не убивает своих единомышленников.
- Пока они продолжают оставаться единомышленниками, - цинично заметил Куит.
Ронсед заерзал и надолго замолчал. Потом проворчал:
- У меня какое-то предчувствие. С тех пор, как я узнал об этой программе. У меня отвратительное предчувствие. Этот план провалится. В нем есть определенные неточности, которые могут привести нас всех к гибели.
- Какие именно неточности?
- Что у этих существ не хватит природной сообразительности, чтобы догадаться, что происходит, и кто в этом виноват.
- Тьфу ты! - взорвался Куит. - Что тебе сказали контролеры? Зачем ты сюда пришел? Они опять ведут войну, точно как нами запланированно. Они как миллионы белых мышей, смотри, как они мечутся!
- Может быть. Пока все развивается с точностью до дня. Но так должно продолжаться до часа Х, - он посмотрел на календарь. - А время бежит. Просто шестьсот лет - все это уходит из отведенных четырех тысяч лет.
- Ну и что? - фыркнул Куит. - Психоанализ показал, что их развитие ускоряется. Нам понадобится всего треть запланированного по схеме времени. Это временное ускорение почти не оставляет сомнений в нашем успехе.
- Я рад, что ты сказал "почти".
- У тебя впереди еще более двухсот лет жизни. Я могу поспорить, что ты доживешь до нашего триумфа. Живи, чтобы увидеть это.
- Может быть, - Ронсед скептически покачал головой. - А может и нет.


Дверь открылась, и вошел Харна, на ходу спрашивая Куита:
- Ты слышал новость?
- Да, Ронсед мне уже сказал.
Харна присел на угол стола и пристально посмотрел на Ронседа.
- Ну, а ты что думаешь, Ворчун?
- Все идет хорошо - пока.
- Пока?! - воскликнул Харна. Он переключил свое внимание на Куита.
- Он опять, да?
Ронсед с досадой сказал:
- Со мной все в порядке. Мои гланды здоровы, как твои. Мой желудок так же хорошо работает, как твой. А мое воображение лучше.
- Вообрази для меня пару вещей, - умильно попросил Харна.
- Мы развили науку настолько хорошо, что сами были потрясены до такой степени, что забыли, что это наше собственное детище, - Ронсед возвел глаза к небу.
- Мы - маги-телепаты, - продолжал Ронсед, - мы далеко, далеко впереди этих двуногих, на которых мы влияем. Мы можем усилить, спроектировать и воспринять нервные сигналы, общие для нас и для двуногих. Мы даже можем послать телепатические передачи, которые принесут назад их импульсы. Все это значит, что мы можем читать их мысли и влиять на них через огромные расстояния. Мы можем постичь их мир и их стиль жизни настолько, насколько эти вещи могут быть восприняты чужеродным разумом. В определенных пределах мы можем влиять на них тем образом, который наиболее подходит для наших целей. Но этого не достаточно. В соей основе их мозг отличается от нашего, и эта разница опасна, потому что неизвестна.
- Но... - начал Харна
- Я еще не закончил. Вы помните тот доклад на конференции? Он доказывает, что двуногие используют нетелепатический метод общения, который нам непонятен даже сейчас. Это доказывает, что если два двуногих ведут беседу, то совсем не обязательно, что они передают ответ мысленно, в логической последовательности. Далее, один из них, или оба могут быть связаны чем-то другим, что не передается мысленно, чем-то фальшивым, направленным скорее на то, чтобы скрыть, а не обнаружить ход своих мыслей. Что это такое, мы не знаем. Как много другого мы еще не знаем?
- Мы знаем, как они реагируют на наши сигналы, - отчетливо произнес Куит.
- Мы знаем, как они реагируют в массе, - возразил Ронсед. - Но представьте, что несколько умнейших из них задумались над той же проблемой. Как мы можем их найти? Как отвлечь их от этих мыслей? Мы не можем по выбору подобраться к нескольким умам через этот телепатический гул всей планеты. Даже если нам удастся найти несколько человек, это будет чистой случайностью.
- Я не слышу твоего мнения, - запротестовал Харна. - Мы знаем, что они обнаружили наши пульсы около двадцати лет назад и легкомысленно отнесли их к природному явлению. Это хорошо, разве нет?
- Это вполне хорошо до того, пока какой-нибудь любопытный индивид не свяжет лучевую активность со всеобщей истерией, докажет их родство и, в конце концов, найдет в космосе источник этих лучей - здесь! Откуда мы можем знать, что кто-то не делает этого уже сейчас?
- Догадки, - ухмыльнулся Харна. - Сможет ли Красное Солнце защитить тебя, если Повелитель услышит твои слова!
- Что вы можете на это возразить?
- А вот что, - Харна откинулся назад. - Мы знаем, что в том, другом мире предостаточно кониума. Что эти двуногие способны построить космические корабли на кониум-энергии и, в конце концов, они их построят, даже без каких-либо подсказок с нашей стороны. Но если их развитие будет ускорено нами, они могут покорить космос и появиться здесь в нужное нам время, чтобы спасти наши шкуры. Мы знаем, что можем заставить их построить то, что мы не можем произвести, привезти нам то, чего у нас нет. Мы можем использовать их, управляя ими издалека и таким образом покорить космос! И наконец, мы знаем, что если возможно влиять на них на таком расстоянии, то мы можем сделать их своими рабами, когда появимся на их планете. О чем же большем можно мечтать?
- Никогда в жизни я не желал с такой силой, чтобы вы оказались правы, а я бы ошибался, - Ронсед поднялся и пошел к двери. - Но я никогда ничего не принимал на веру, имея дело с незнакомыми вещами.
Он медленно покачал головой и вышел.
- Много ума, мало веры, - прокомментировал Харна. - Очень печально!
- Когда мы отправимся в наш новый дом, ты полагаешь, что Ронсед будет среди избранных? - спросил Куит.
- Нет, - Харна тупо уставился в стену. - Мы - завоеватели, и у нас не будет места для такого сомневающегося.


Время шло, отчеты контролеров заполнялись все новыми вереницами гала-дней.
- Война растет и растет.
- Импульсы неистовства привели их в ярость.
- Война вылилась в мировую конфронтацию.
- Необходимость выжить дала их науке огромный скачок.
В двенадцатый день Двойных Лун и день рождения Фернита пришло великое известие: "Они используют ракетное оружие".
Повелитель объявил всеобщий праздник. Радостно неся свои знамена, толпы народа маршировали по улицам. Они наполнили мысленное пространство таким количеством поздравлений, что контролеры потеряли связь с другой планетой. Позже, гораздо позже, Повелитель сам зачитал сообщение: "Они используют кониум! В ознаменование этого события я объявляю свободный день!"
Толпы стали еще в два раза больше, и контролеры полностью потеряли контакт с планетами. Телепатический рев был настолько сильным, что часть его просочилась через экран проекторной комнаты, где Куит развлекался с бутылкой. Эта бутылка, наполненная светло-зеленой жидкостью, была наполовину пуста, когда пришел Ронсед. Куит рыгнул, посмотрел на него остекленевшими глазами и придвинул к нему бутылку.
- Пей, - предложил он. - Это может помочь тебе противостоять насмешкам всяких глупцов.
- Мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним, - Ронсед отодвинул бутылку. - Сейчас они уже располагают кониумом и ракетами. Сложи две эти вещи вместе, и ты получишь результат, который ты хочешь, результат стольких веков конспирации - но получишь ли?
- Почему бы и нет?
- Потому что некоторые из них могут иметь тайный знания и тайные мысли.
- Ничего подобного, - заключил твердо Куит.
- Или если даже таких мыслей пока нет, они могут появиться прежде, чем они будут здесь.
- Может, ты уйдешь, - предложил Куит. - Уходи, ты убиваешь меня своими душевными переживаниями.
Он громко стукнул бутылкой по столу.
- Тогда дай мне поговорить с Повелителем.
- Что?! - Куит даже уронил бутылку.
- Я прошу об аудиенции у Повелителя.
- Ты пьян! - подняв бутылку, Куит опорожнил ее до конца, дважды рыгнул и уставился на Ронседа. - Пьян до скотского состояния.
Помолчав немного, он добавил:
- О чем ты с ним хочешь говорить?
- О плане спасения. Я думаю, он должен быть изменен, пока не поздно.
- А, так ты вот чего хочешь? После многих поколений кропотливого психологического планирования приходит Ронсед и предлагает все изменить. Во имя Красного Солнца, это питье, должно быть, действительно сильное - оно заставляет меня доверять твоим сумасшедшим идеям.
- Ты меня прекрасно понимаешь. Я думаю, что план ошибочен. Я хочу сказать об этом Повелителю, объяснить, почему и предложить его изменить.
- В каком ключе? - засомневался вдруг Куит.
- Мне кажется, мы должны использовать наши телепатические способности, чтобы открыто связаться с этими двуногими, объяснить им наши сложности и попросить о помощи.
- И ты думаешь, они ее нам предоставят? - холодно спросил Куит.
- Я не знаю, - продолжал Ронсед. - Но я чувствую, что у нас будет больше шансов, если мы встретим их доброжелательно.
- Глупости! Глупости и ерунда! Мы завоюем их абсолютно и полностью нашей собственной мудростью. Они очутятся в тисках обстоятельств, которые они не смогут преодолеть, ибо наш гений для них совершенно чужероден. Прежде, чем они это поймут, мы захватим их с помощью их собственного невежества.
- Мой дорогой Куит, - возразил Ронсед, - может так случиться, что они воспринимают эту нашу мудрость именно как нечто чужеродное.
- Я ничего такого не предвижу. Для меня все ясно, - хвастливо сказал Куит. - Включая и то, что ты, несчастный зануда, со своими "как", "почему" и "может быть", ты - угроза для всеобщей морали настолько, что узнай Повелитель хотя бы половину всего этого, он бы упек тебя куда-нибудь подальше.
Куит презрительно изучал собеседника.
- Твоя просьба об аудиенции у Повелителя официально отклонена.
- Ты не позволишь мне его увидеть?
- Конечно нет! Я буду заслуживать наказания, если позволю засорять его мозг подобными идеями.
- Могут ли звезды подтвердить, что эти двуногие окажутся такими тугодумами, как ты это предполагаешь? - воскликнул Ронсед. Он медленно направился к двери и, уже отрыв ее, добавил:
- Если придет успех, Куит, твоя незаурядность будет признана и Повелитель вознесет тебя так, как никого до этого. Но если ты провалишься, то никогда не узнаешь, как сильно ты упал. Ты будешь мертв, - и он захлопнул за собой дверь.
Куит пнул бутылку через всю комнату и с гневом уставился на дверь. Этот Ронсед с его постоянным нытьем! Некоторое время он с раздражением смотрел на дверь, потом, наконец, одел нейрофон и долго настраивал антенну, пока гудок не подтвердил, что отдел Записи на связи.
- Проследите, чтобы имя Вычислителя Ронседа было занесено в списки недопущенных к переселению.
В ответ от Харна пришла мысленная волна:
- С превеликим удовольствием. Он тебя опять доставал?
- Да, испортил мне весь тихий час с бутылкой.
- Ну, это уже слишком, - подтвердил Харна. - Я вообще удивляюсь, как ты его так долго терпел. Жаль, что ты не можешь отправить его в Восточную Пустыню, где он мог бы лелеять свои идиотские опасения в одиночестве.
- А это идея, - поразмыслив над этим, Куит продолжал: - Я подам жалобу Повелителю. Он предпримет необходимые меры. Мы будем, наконец, избавлены от этого пророка отчаяния к завтрашнему вечеру.
- С тебя бутылка за совет, - быстро сориентировался Харна. - Мы разопьем ее с тобой после того, как Ронсед покинет нас.
Прежде, чем отключиться, он сымитировал мысленный смешок.


Когда старый Повелитель скончался и подвергся церемониальному сожжению, Фернит на долгих двенадцать лет взошел на Трон Власти, в то время, как двуногие уже достигли спутников своей планеты. Контролеры, с нетерпением прослушивающие эфир, ждали этого события долгие месяцы, но ни одному слуху о том, что приближалось, не было разрешено проникнуть в общество. Когда, наконец, предположения подтвердились, Куит решил лично сообщить эту новость Ферниту. Важно войдя в его кабинет, он поклонился с минимальным почтением, что соответствовало его высокому положению.
- Ваше Высочество, - объявил он. - Двуногие вышли в открытый космос!
- А! - Фернит с силой сжал ручки трона. Красноватые отблески появились в его глазах. - Они приземлились на свой спутник?
- Да, на десяти кораблях. Стартовали двенадцать. Отказали только два. Остальные теперь на их луне.
- Это здорово, просто здорово, - он удовлетворенно пошевелил щупальцами. - Пусть все знают, что я объявляю три свободных дня.
- Будет объявлено, - пообещал Куит.
- А что сейчас говорят прогнозисты?
Куит нахмурился:
- Ваше Высочество, они утверждают, что настал тот самый момент, когда Вам надлежит собрать совет для обдумывания нашей дальнейшей стратегии. Кроме того, есть одно затруднение, по поводу которого мнения наших лучших психологов разделились.
- Затруднение? - Фернит смерил его тяжелым взглядом. - Какие еще могут быть затруднения?
- Дело в следующем: эти двуногие поддаются нам, только пока наши внушения не вступают в явное противоречие с фактами. Это их приземление на луну выявило один нежелательный для нас факт, который может отложить на долгое время их попытки добраться сюда.
- И этот факт?..
- То, что Утренняя Звезда - планета Саркен - к ним ближе. Мы находимся почти вдвое дальше. Для них будет логичнее попытаться достичь Саркена, - Куит сделал недовольный жест. - Если они долетят до Саркена, они могут осесть там на тысячу лет, обживаясь и исследуя его, прежде чем решат прилететь сюда. Тем не менее, у нас есть средства заставить их забыть о Саркене в нашу пользу.
- Но Саркен необитаем и не приспособлен к жизни, - возразил Фернит. - То мы никогда не сможем уловить ни одной их мысли из-за плотных слоев атмосферы.
- Возможно, его атмосфера имеет свойства отражать мысли, - предположил Куит. - Или, может быть, что жизненные формы на нем обмениваются мыслями на частотах, далеко выходящих за пределы диапазона наших приемников. Но проблема даже не в том. Проблема, Ваше Высочество, в том, как нам убедить двуногих появиться здесь прежде, чем будет слишком поздно - а это будет сложно, потому что не логично.
- Тогда я созову совет, - решил Фернит. - Выход должен быть найден как-нибудь, неважно как. Это вопрос жизни и смерти, так же как и для двуногих.
Он вздохнул и продолжил:
- Жизнь и смерть этих двуногих также.
- Да, Ваше Высочество, - согласился Куит, услужливо рассмеявшись.


Совет заседал целую ночь. Они согласились, что ситуация близка к безвыходной. Так продолжалось до самого утра, пока Алрат, наиболее уважаемый эксперт по психологии двуногих, не сказал последнего слова.
- Это не выход, если мы навяжем им еще одну мировую войну, - сказал он. - Двуногие только воссоединились после прошедшего кризиса и им необходим этот союз, чтобы вплотную заняться космосом. А если, как предлагает Веркин, мы привьем им новую идеологию, они снова разделятся и будут попусту терять энергию. Время для стимулирования войной теперь прошло.
- Тогда у нас остается это проклятое предложение Ронседа, - вставил Куит. - Привезти их сюда, открыто обнаружив свое присутствие.
- Совсем нет, - возразил Алрат. - Красное Солнце запретил кому-либо из нас слушать Ронседа. Если кто-то предпочитает партнерство владычеству - он сумасшедший!
Он пристально оглядел присутствующих.
- У этих двуногих сильно развито любопытство и огромное самомнение. Мы это знаем, мы пользовались этими факторами веками. Так дайте нам и дальше ими пользоваться.
- Продолжай, - приказал Фернит.
- Оцените ситуацию: разве они достигли луну на одном единственном корабле? Нет! Они послали двенадцать, и десять из них добралось до цели. На следующий год они пошлют пятьдесят, а через год у них будет уже сто кораблей. Их амбиции соизмеримы только с их энергией.
- Итак? - нетерпеливо спросил Фернит.
- Я думаю, будет не так трудно убедить их в мысли достичь сразу двух планет, Саркена и нашей. Это предложение будет для них подходящим, потому что оно не противоречит близости Саркена, и в то же время взывает к их честолюбию - двойной триумф куда лучше, чем один.
- Но, насколько нам известно, это вдвое сократит их силы, - возразил кто-то.
Алрат гневно посмотрел на него.
- Какое это имеет для нас значение, если на Саркене приземляются 50 кораблей, лишь бы один прилетел сюда. Одного достаточно - одного корабля, способного увезти одного хорошо подготовленного телепата. После этого все их ракеты примчатся сюда.
Гул слышался за столом совещаний, пока Фернит не прекратил его фразой:
- Все согласны с планом Алрата?
- Это лучше всего, - ответили все.
- Тогда это - мой приказ, - Фернит обратился к Куиту: - Прикажи радистам передать мысль о двойном перелете тайно, без остановки.
"Нам придется остановиться, когда мы достигнем противоположной стороны солнца", - мысленно прикинул тот, неосторожно забыв, что может быть "услышан". Поймав его мысль, Фернит покраснел и взревел:
- Идиот, ты думаешь я этого не знаю?! Даже будучи грудным ребенком я знал, как расстояния между планетами влияют на наши возможности. Почему даже эти тупые двуногие могут понять?.. - он остановился, соображая, куда завел его гнев. За столом воцарилась тишина. Жуткая, мертвая тишина.


Ронсед отбыл уже половину своей двадцатисемилетней ссылки в Восточной Пустыне. Проклятое красное солнце висело в небе, и слабый ветерок пересыпал сухой красный песок. Сидя у окна, он рассеянно смотрел на до смерти надоевший ему пейзаж.
В то утро планетарная нейростанция объявила ограничения на воду, первый признак приближающегося конца. Теперь на одного человека приходилась строго отведенная порция воды в сутки. На той планете двуногих много воды, там ее больше, чем земли. Этот факт был известен прежде, чем появился телескоп, способный подтвердить это. Они получили информацию из мыслей двуногих. Телеприборы дают возможность наблюдать безжизненные миры или те, мысли которых нельзя уловить, таких как Саркен, например. Они практически ничего не знали о Саркене или других подобных планетах, пока они не извлекли мысль о создании телескопов и спектроскопов из мозга двуногих. К сожалению, двуногие чересчур умны в своем роде, чуждом роде - слишком умны, чтобы чувствовать себя здесь спокойно.
Поудобнее устроившись в кресле. Ронсед взялся за нейрофон и стал ждать вечернего сообщения. Он уже давно не видел ни одного живого существа, передачи новостей из города были его единственной возможностью услышать чье-то постороннее мнение. Это было последним ударом тех, кто закрыл ему путь к переселению. Он все сильнее уставал от одиночества, и в конце концов решил, что смерть - куда меньшая утрата.
"Если бы у Фернита и Куита хватило ума связаться с двуногими, вместо того, чтобы влиять на них исподтишка, если бы они предпочли сотрудничество владычеству, еще могла бы быть какая-нибудь надежда. Но теперь..."
Он мрачно ухмыльнулся, нейрофон щелкнул и начал передавать: "Шесть дней назад восемь космических кораблей стартовали к Саркену, и один - к нашей планете. Ни один из них нам еще не виден, но мы получили эти сведения из умов двуногих, которые наблюдают за полетом из своих более мощных телескопов. Корабль, направляющийся к нам, уже недалеко и приземлится здесь очень скоро. Мы держим нейростанцию в полной готовности!"
Ронсед покрылся испариной. Телепатическая волна отдавалась в глубине его мозга, пока он ждал продолжения. Он посмотрел на свои передние щупальца, как будто видел их впервые. Их присоски увлажнились, по ним пробежала дрожь.
После длительного молчания передача возобновилась: "Теперь мы можем наблюдать, как приближающийся корабль пересекает орбиту ближайшей к нам луны. Любопытно, что мы не можем прочитать мысли пилота, несмотря на то, что его возбуждение должно было бы передаваться достаточно явственно. Это скорее всего потому, что корабль, нагруженный кониумом, может иметь защитный эффект."
"А может быть потому, что там нет никакого пилота", - добавил про себя Ронсед, - "никого, кроме робота". Он попытался остановить дрожь, но не смог.
Опустилась ночь, а он все еще сидел там в полной темноте, когда нейростанция снова обратилась к притихшей в ожидании планете: "Мы ведем нашу передачу из подвижной станции. Корабль двуногих вот-вот приземлится к северу от города Калтрака. Вот он блестит на солнце. Те, у кого есть селектрофоны, могут подключиться и увидеть эту картину моими глазами."
Ронсед нажал кнопку, закрыл глаза и увидел далекую картину. Это была радужная, похожая на мираж картинка. Огромный светящийся цилиндр несся над песками прямо на наблюдателя. Приземляясь, он вспахал громадную полосу земли, и пыль медленно оседала вслед за ним. Показались два телепата, они бежали к кораблю, готовые взять под контроль его экипаж. Ронсед различал нашивки на униформе ближайшего к нему телепата, было заметно, как тот сутулился. Когда картинка приблизилась, Ронсед смог разглядеть полосы космической пыли на корпусе ракеты и ряд объективов видеокамер и надпись из трех слов. Он постарался прочитать замысловатые, необычные буквы надписи. Там было написано: "ПОДАРОК ОТ ДЖО".
Ронсед вскочил, открыл глаза и перестал видеть сцену, происходящую на другой стороне планеты. Какое-то мгновение он смотрел в темноту за окном, а через секунду весь горизонт залило ослепительным белым светом. Он потянулся щупальцами к глазам, чтобы закрыть их. Но это ему не удалось.
И щупальца, и глаза, и комната, в которой он находился, и вся земля вокруг, по существу, вся планета Марс превратилась в огромное, бурлящее скопление взбесившихся атомов, всего за каких-нибудь две с небольшим секунды.
Двуногие разрешили проблем.
По своему.
Эрик Фрэнк Рассел. Подарок от Джо